Министр иностранных дел Японии: жаль, что между нашими странами еще нет мирного договора

 In U.S.
Таро Коно

Таро Коно


© Александр Щербак/ТАСС

Министр иностранных дел Японии Таро Коно — о большой роли партнерства России и Японии в деле стабильности международного сообщества, об объеме товарооборота, о подготовке визита премьер-министра Японии Синдзо Абэ в Россию, научном сотрудничестве двух стран, проблемах безопасности и ракетно-ядерной проблеме КНДР, совместной хозяйственной деятельности на южной части Курильских островов, а также о сотрудничестве в сферах культуры, спорта, технологий и других.

— Уважаемый г-н министр! Прошло полтора года с того момента, как премьер-министр Японии Синдзо Абэ на встрече с президентом России Владимиром Путиным в мае 2016 года в Сочи представил комплексный план сотрудничества из восьми пунктов, известный как “план Абэ”. Как, по вашему мнению, изменились за это время российско-японские отношения? Как бы вы охарактеризовали их сегодняшнее состояние?

— Прежде всего, мне очень жаль, что спустя более чем 70 лет после окончания Второй мировой войны между двумя нашими странами все еще нет мирного договора. Япония и Россия и с точки зрения региональных отношений, и с точки зрения международных отношений в целом имеют все возможности для того, чтобы стать естественными партнерами. Тесное сотрудничество между двумя странами может внести вклад в дело стабильности как регионального, так и всего международного сообщества.

Объем товарооборота между Японией и Россией сегодня в 17 раз меньше, чем товарооборот Японии с Китаем. Я считаю, что реализация “плана сотрудничества” из восьми пунктов обязательно принесет пользу. Если мы будем в рамках этого плана развивать и экономические связи, и гуманитарные обмены, то наши двусторонние отношения приобретут характер многогранного и поступательного развития. Мы должны шаг за шагом накапливать плоды такого сотрудничества с тем, чтобы граждане обеих стран на деле почувствовали его результаты, чтобы углублялось взаимопонимание и доверие между двумя народами.

У вас только что завершились переговоры в Москве. Не могли бы вы поделиться своими впечатлениями о них? Удалось ли добиться прогресса по обсуждавшимся вопросам?

— Наша встреча с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым продолжалась два с половиной часа, включая переговоры в форме “рабочего обеда” после совместной пресс-конференции. Мы с господином Лавровым встречались уже в третий раз. Хотя, конечно, по некоторым вопросам наши позиции различаются, я считаю, что между нами сложились личные отношения доверия, которые позволяют нам откровенно обмениваться мнениями.

В порядке подготовки ожидаемого визита премьер-министра Японии господина Синдзо Абэ в Россию мы запланировали ряд мероприятий. Так, в декабре пройдут консультации на уровне директоров департаментов МИД Японии и России. В январе или в феврале — уже на уровне заместителей министров иностранных дел. Потом весной будет встреча министров иностранных дел наших стран. То есть, мы наметили план подготовки к визиту в Россию премьер-министра Японии в мае будущего года.

По ядерной проблеме Северной Кореи мы были едины в необходимости денуклеаризации Корейского полуострова. Мы также были едины в том, что с этой целью необходимо добиться полного выполнения соответствующей резолюции Совбеза ООН.

Что касается работы японо-российской межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству, то эта комиссия, как вы знаете, была учреждена в 1994 году моим отцом, Ёхэй Коно, который был тогда министром иностранных дел Японии. В этот раз собрались заместители министров различных министерств, и вместе с представителями деловых кругов нам удалось предметно обсудить вопросы. Я надеюсь, что после этого заседания межправительственной комиссии наше сотрудничество существенно продвинется в самых различных сферах, и, в первую очередь, на Дальнем Востоке.

— “План Абэ” состоит из восьми пунктов. Многое из него уже стало реализовываться. Можно ли говорить о достижениях российско-японского сотрудничества согласно этому плану? Как вы оцениваете нынешнюю ситуацию вокруг российско-японских отношений в сфере экономики в целом? Вы не могли бы привести конкретные примеры совместных проектов, имеющих существенные подвижки?

— Были подписаны документы более чем по 100 проектам. Из них 40% уже успешно реализуются. Насколько я знаю, в России ежегодно 15 тысяч человек умирают от туберкулеза. В этой связи надо сказать, что достигнуты договоренности между японской фармацевтической компанией “Оцука” и российской компанией по продаже противотуберкулезных лекарственных средств на российском рынке.

Во Владивостоке успешно продвигается работа над проектом по улучшению городской среды. И до конца этого года, насколько я знаю, этот план будет готов и представлен.

Продвигаются проекты по улучшению работы почтовой службы в России. Я надеюсь, что уже в этом году новогодние и рождественские посылки будут быстрее доставляться получателям. Таким образом, ведется двустороннее сотрудничество, которое бы позволило гражданам России почувствовать его плоды в повседневной жизни. Я хотел бы теперь растиражировать те успехи, которые уже есть в отдельных российских регионах, на всю территорию России.

Какие еще крупные совместные проекты могли бы быть реализованы в будущем?

— Сейчас продвигаются проекты в рамках такого направления, как создание базы экспортно ориентированной промышленности на Дальнем Востоке для того, чтобы российская продукция могла поставляться на рынки Азиатско-Тихоокеанского региона. Я возлагаю надежды на развитие совместных проектов в области сельского, лесного и рыбного хозяйств, в частности на поставки говядины на внешние рынки, а также на создание и налаживание инфраструктуры в этих сферах.

Во время визита президента РФ Владимира Путина в Японию в декабре прошлого года было объявлено также о возможности налаживания совместной хозяйственной деятельности на южной части Курильских островов. Там уже побывали две делегации японских официальных лиц и бизнесменов, состоялось несколько раундов консультаций на уровне МИД. Какой прогресс имеется в этом вопросе и как вы оцениваете этот прогресс?

— В качестве проектов-кандидатов для возможной реализации на четырех островах сейчас рассматриваются проекты в сфере выращивания морских биоресурсов, в сферах сельского хозяйства, туризма, ветряной электрогенерации, сокращения объемов бытовых отходов. Все эти проекты направлены на улучшение условий жизни жителей островов и расширение возможностей для взаимных поездок людей. Там уже побывали делегации, состоящие более чем из 50 специалистов. Состоялся обмен мнениями, они сумели посетить перспективные объекты для сотрудничества. В результате уже в середине декабря этого года мы проведем заседание рабочих групп на уровне директоров департаментов МИД, а в январе или феврале будущего года состоится встреча на уровне заместителей министров иностранных дел. Весной мы еще раз встретимся с моим коллегой — министром иностранных дел Российской Федерации. Таким образом мы подготовимся к майскому визиту премьер-министра Японии Синдзо Абэ в Россию. Я уверен в том, что возможность жителям четырех островов совместно планировать их будущее послужит углублению взаимопонимания между нашими народами. Это несомненно станет еще одним шагом вперед на пути к заключению мирного договора.

— Отношения двух стран, конечно, не ограничиваются только развитием политических, экономических или культурных связей. Возобновился диалог между Россией и Японией по проблемам безопасности в Северо-Восточной Азии, состоялись контакты в формате “два плюс два” с участием глав МИД и министров обороны двух стран в марте этого года. Как вы видите значение таких контактов между Россией и Японией по линии безопасности?

Recent Posts
Get Breaking News Delivered to Your Inbox
Join over 2.3 million subscribers. Get daily breaking news directly to your inbox as they happen.
Your Information will never be shared with any third party.
Get Latest News in Facebook
Never miss another breaking news. Click on the "LIKE" button below now!